МОЯ ЛЮБОВНАЯ ИСТОРИЯ

— Папочка, а как зовут эту букву? — весело спросила малышка, указывая своим детским пухлым пальчиком на картинку в её любимом разноцветном букваре. Она вопросительно смотрела на него огромными красивыми карими глазами её матери.

— Это буква «С», моя хорошая, — отец улыбнулся в свои рыжеватые усы и повернулся к красавице жене, сидевшей рядом.

Вопросы поступали беспрерывно. Оба не переставали удивляться, как этот двухлетний комок радости с длинными тёмными кудряшками и нарядным красным бантом мог запоминать и повторять буквы. Рановато для такого юного возраста… Ни один из них еще не осознавал, что все эти бесконечные вопросы являлись началом самой большой любовной истории в жизни этой маленькой девочки — любви к книгам. Это было неизбежно.

Да, это я была этим самым комком радости. Моя любовь к книгам началась давно. Мне было два, а они уже существовали на протяжении тысячелетий. Я была юна и неопытна, а они знали и хранили все секреты и познания мира. Буква за буквой, которым учил меня мой папа, я начинала видеть слоги, которые превращались в слова, предложения, параграфы, становились страницами книг. До чего же удивительно! Я училась быстро, и у меня это хорошо получалось. Я читала для младшего братишки, пытаясь успокоить его, когда он плакал, или когда он просто просил; я читала сверстникам в детском саду, сидя на маленьком стульчике перед ними; и, конечно, когда никого не было рядом.

В нашей маленькой и уютной гостиной с большими окнами и мебелью тёмной полировки моя семья обычно смотрела увлекательные фильмы про шпионов или новости на нашем старом телевизоре, который показывал только два канала, у которого имелась ручка для переключения каналов вручную, причинявшая боль моим пальцам при каждой попытке это сделать. Я нечасто к ним присоединялась — предпочитала находиться в компании медвежат на шторах в детской комнате и открывать, исследовать мои собственные неизведанные миры в книгах. Однажды, помнится, я закончила читать книгу, когда на улице уже было темно, и я могла видеть буквы только благодаря свету уличного фонаря. Я просто не могла подняться с пестрого коврика и включить свет, прервав удивительную историю о необыкновенном докторе Айболите, который умел разговаривать с животными.

Мои родители всегда были большими поклонниками литературы и имели превосходную коллекцию книг дома. Книги были везде: на беспыльных книжных полках, в наших шкафчиках в детской, на кухонном столе, и иногда даже на полу, что совершенно не разрешалось. Моя дорогая мама по образованию учитель русского языка и литературы, и у неё отменный вкус в книгах, поэтому я всегда спрашивала её мнение, какую книгу мне стоит прочитать следующей.

— Ну, что бы тебе хотелось почитать в этот раз? — мамуля спросила с любовью и гордостью.

— Не знаю, мам. Что-нибудь серьёзное, — ответила я.

— Что же, моя серьёзная дочь, почему бы тебе не попробовать Чехова? — сказала она с улыбкой и пошла выбирать книгу сама. Я шла следом за ней, наблюдая, с какой лёгкостью она нашла желаемый том, удивив меня знанием местонахождения книги.

Моя любовная история с книгами следовала за мной везде, включая дом бабушки Фаины и дедушки Андрея, которых я обожала навещать, и где мои страсть и жажда к знаниям горячо поддерживалась. Я всегда поражалась их способности решать огромнейшие и сложнейшие кроссворды. Они забавно ссорились, кто будет читать этот самый кроссворд первым. Но ноги дедули, обычно облачённые в тёмно-синее трико с вытянутыми коленками, были резвее, чем бабушкины, так что газета почти всегда доставалась ему.

— Моя очередь читать кроссворд! Давай-ка газету! — говорила Фаина ворчливо своим хрипловатым больным голосом.

— Нет. Ты была первой в прошлый раз. Извиняй, — посмеивался Андрей. Потом он открывал газету, поджигал свою дешёвую вонючую «Беломорину», закашливался громко и протяжно, что вызывало беспомощное и бесполезное качание головы Фаины, и начинал читать задания кроссворда вслух. Они всё равно решали кроссворд вместе, подшучивая, называя друг друга смешными именами.    Я всегда знала, что у них не было высшего образования, они даже не окончили среднюю школу, но у них всегда были книги. Я могу хоть сейчас, закрыв глаза, представить их на диване с книжками в руках, одетых в трико и пестрое платье с трогательным, вручную связанным, воротничком, с очками, с толстыми стеклами, на любимых носах. Мою первую книгу о Шерлоке Холмсе я прочла в этом доме, наполненном запахами неизменного «Беломора», вкусной еды бабушки, старых книг и любовью.

В девятом классе меня поймали с поличным — «Преступлением и наказанием» Достоевского под партой на скучном уроке географии.

— Это у тебя карта мира там, под партой? — спросила Светлана Васильевна, мой учитель географии. На ней было надето нечто непонятное, и её «химия» на голове напоминала одуванчик.

— Эээ… Нет… — ответила я, сгорая от стыда и злясь на себя за то, что меня «застукали».

— Как мило. Мы читаем «Преступление и Наказание» на уроке географии? — её сарказм был невыносим.

— Да уж, ирония, —  подумала я, пробубнив невнятно — Извините…

— Мда… Родителей в школу! Да уж, я вляпалась. Светлана Васильевна была в ярости, маме пришлось идти в школу на выручку. Но что такое ненадолго рассерженные родители по сравнению с необыкновенным миром эмоций, невероятных приключений, которые ожидали меня в книгах?

Английский язык официально вошёл в мою жизнь примерно в возрасте двенадцати лет. «Официально», потому что до пятого класса я сходила с ума по английскому языку на «любительском» уровне. Учиться было непросто, но я наслаждалась каждой секундой процесса, запоминая новый алфавит, заучивая различные стихи и песенки наизусть, и пытаясь придумать способ запомнить правописание иностранных слов.

На втором курсе университета мы начали читать и анализировать серьёзные книги на английском языке. Невозможно описать тайную гордость студентки иностранного факультета, читающую по дороге в университет в старинном автобусе с разодранными сиденьями из кожзаменителя «Театр» Сомерсета Моэма или «Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда, вынужденную отвечать на вопрос случайного попутчика, заглянувшего в книгу: «Простите. Вы действительно можете ЭТО читать?».

Учась в университете, мы с братом снимали маленькую квартиру. У нас не было телевизора, что, по большому счету, помогало концентрироваться на учёбе. И главным нашим развлечением в то время были книги. Часто часами мы просто разговаривали о разных вещах, что сблизило нас ещё больше. Сергей в школьные годы не был горячим поклонником книг, но в течение тех лет, что мы провели в нашей «берлоге», он прочёл огромное количество классической русской литературы, и не только. Мама так гордилась им…

Я не могу представить свою жизнь без книг. Они учат нас замечательным вещам: закаляют характер, помогают обрести уверенность в себе, найти друзей, книги сами становятся нашими друзьями, выявляют лучшие стороны человеческой души, укрепляют связь между родителями и детьми. Вспоминая свое раннее детство, я не могу представить себе ни одного вечера, чтобы один из родителей не пришел в нашу спальню с книгой сказок или чудесных историй. Пижамное сраженье за заветное место на нашей двухэтажной кровати заканчивалось — мой братишка влезал наверх, а я прижималась к нашей красивой мамочке, и она читала нам…

Нет ничего интереснее, чем прочитав книгу и представив себе лица героев и описанные места и ландшафты, поведение, реакции, пойти в кинотеатр на просмотр фильма, основанного на прочитанной книге, и моментально превратиться в самых горячих, красноречивых и опытных кинокритиков! «Я не так её себе представлял!», «Они не должны себя вести так в этой ситуации!», «Злодей совсем не выглядит, как этот актёр!», «Она совсем не так должна смотреть на своего убийцу…». Как это здорово — книги заставляют нас шевелить мозгами, анализировать, делать выводы!

P.S. После трудного дня для меня нет лучшего отдыха, чем чтение любимого томика на диване. Я горжусь тем, что моя любовная история с книгами продолжается всю мою жизнь, и  знаю, что я и книги будем вместе, пока смерть не разлучит нас.

 

Отставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *