Читающая семья (Калиниченко Лариса)

Здравствуйте, дорогие мои детки и внучатки. Давненько мы с вами не видались. Перезваниваемся, конечно, ежедневно и тарифы удобные, а все ж поговорить один на один подольше и неторопко хочется. Вот и подумалось: расскажу в письме о том, что волнует меня в вашей судьбе один важный момент.
 
Впрочем, это касается не только вас, моих самых родных, но и всего молодого поколения. Видимо, время сейчас такое, сжатое, когда все мы одновременно умудряемся заниматься несколькими делами одновременно: и новости смотрим — слушаем, и тесто вымешиваем, и рассольник варим, и уроки с сыном или за него (так быстрее) готовим, и пару-тройку упражнений на растяжку мимоходом выполним, и об отчете производственном подумаем, мысли сформулируем и лекарства примем.
 
Стремимся быстро все успеть и переделать, безумно устаем от этой ускоренной суеты и ради чего….? А чтобы побыстрее и поудобнее улечься на уютный диванчик или примаститься в мягкое кресло, не важно куда- важно зачем. Правильно, конечно, отдохнуть с ноутбуком или телефоном в руках, при этом телевизор никто из нас тоже не выключит. Зависаем в почти бесполезных играх или потоке разнообразной информации.
 
А было время, когда самозабвенно читали книги для души, вместе с героями оказывались в исключительных обстоятельствах. Еще в детстве мною была прочитана, книга «Человек-амфибия» Александра Беляева и произвела такое впечатление, что я долго ходила с искренними мыслями, осуждающими всех персонажей, носителей негативных качеств. Прочтение романа дало мне несколько триумфальных дней среди одноклассников: на переменках все ждали моего пересказа, ведь произведение написано простым и таким «родным» языком, что буквально все изложенное воспринимается как реальные события. «Человек-амфибия» – это история о юноше-амфибии, отцом которого является доктор Сальваторе. Талантливый ученый пересадил неизлечимо больному сыну легкие морского животного, и часть времени юноша должен был проживать в морской воде. Это история о настоящей любви обычной девушки с особенным юношей. История о коварстве и жадности людей, думающих только о себе и о своем кошельке. Не стану писать, чем закончился роман, в надежде, что вам самим захочется прочитать, пережить неизгладимые чувства и понять, моя дорогая Анечка, что большая всеобъемлющая любовь есть и в твои семнадцать ты только чуть приоткрыла её великие тайны.
Судьба Александра Романовича в детстве тоже поразила меня, она очень трагична и это замечательный пример для воспитания жизнеутверждающей стойкости человека. Коротенько опишу суть, потому что знаю: вряд ли будете искать, а заинтересовать внучат надо. В возрасте тридцати пяти лет у писателя развился туберкулёз позвоночника, осложнившийся параличом ног. Тяжёлая болезнь на шесть лет приковала его к постели, три из которых он пролежал в гипсе. Молодая жена его покинула. В поисках специалистов, которые могли бы ему помочь, А. Беляев с матерью и старой няней попал в Ялту. Там, в больнице, он начал писать стихи. Дружная семья не поддавалась отчаянию, Александр занимался самообразованием: изучал иностранные языки, медицину, биологию, историю, технику, много читал. Победив болезнь, в 1922 году он возвращается к полноценной жизни, начинает работать. Умер «русский Жюль Верн»от голода во время фашисткой оккупации Ленинграда.
Все его произведения, прочтенные мною в счастливую детскую пору, вызывают до сегодняшнего дня живой интерес. Чего стоят романы«Голова профессора Доуэля», «Звезда КЭЦ», «Остров погибших кораблей», «Властелин мира», «Ариэль.» А десятки повестей, рассказов, очерков, которые стоят целых романов? И не мудрено, что почти по всем его романам сняты были фильмы. Хорошие фильмы. Сынок, если решишь в своей семье возродить нашу традицию совместного чтения, то лучшей книги для первого сеанса не найти, хотя понимаю: ваши «Счастливый английский», дополнительная физика, «Синяя птица», хоккей, бассейн и т. д… не оставляют времени.
 
Из зарубежных, конечно, запомнились рассказы Джека Лондона, наполненные мужеством и риском в ярком сопоставлении с трусостью и подлостью, и «Бег на трех ногах» Чарльза П. Кроуфорда. Повествование о трех подростках, живущих Америке, что само по себе в годы «холодной войны» было крайне привлекательно. Спустя сорокалетие после единственного прочтения, я без труда вспоминаю их необычные для русской речи имена. Брент, увлечённый рисованием на природе, случайно падает в сломанный люк и ломает себе спину. Травма, к счастью, оказывается не очень опасной, ему всего лишь придётся полежать месяц в больнице, но зато благодаря этому он приобретает двух друзей – вдумчивую, добросердечную и романтичную фею Эми и решительного мятежника Кирка. Это отличная история, насыщенная этическим жизнеутверждающим смыслом, моралью и некоторой интригой первой чистой симпатии, я уверена, будет не только полезна Анне и Ольге, но и интересна.
 
Мои детские годы чем–то похожи на горьковские. Правда, я не росла, как Максим Горький в атмосфере «взаимной вражды всех со всеми» («Детство»). Но Алёшу любила только бабушка Акулина Ивановна, заменившая ему мать. Она обладала даром народной сказительницы и сумела развить в нём интерес к народным песням и сказкам. Так и в моем детстве трудно переоценить роль нашей малограмотной старенькой бабушки- прабабушки, которая неспешно расспрашивала меня о самочувствии, подружках, соседках, отношениях в школе и рассказывала разные деревенские истории, а как они с дедом, сидя на крылечке летним тихим вечером , трепетно и мощно исполняли русские песни . Это теперь я понимаю, что моя достаточно развитая речь- их нечаянная заслуга. Алешу Пешкова домочадцы с одиннадцати лет заставляли выполнять тяжелую работу и «гоняли» за страсть к чтению, пока не определился служить на пароход «Добрый», где книги ему давал, бывший унтер- офицер, повар Потап Андреев. Поскольку мы жили в небольшом доме, а дня мне, конечно, для чтения не хватало, так как «огородные работы» никто не отменял, да и лапта — футбол с друзьями тоже первое дело, то чтению отводилась ночь. Отчим работал составителем и благодаря этому у нас был прекрасные осветительный прибор ночного видения – железнодорожный фонарь, если залезть с ним под одеяло, то можно оказаться вместе с двумя усталыми людьми на каменной россыпи у небольшой речки Диз. С тяжелыми рюкзаками они направляются к озеру Титчинничили, их лица выражают терпеливую покорность — след долгих лишений.
 
Начала познание Джека Лондона с рассказа «Любовь к жизни» в 10 лет и вот уже 30 лет периодически перечитываю, (спасибо составителям школьной программы по литературе) открывая каждый раз что-нибудь новое для себя. До сих пор интригуют рассказы «Дети мороза», «Дорога», «Когда боги смеются», «Красное божество»,« «Мужская верность», «Потерявший лицо».Очень многие произведения написаны о «золотой лихорадке», где в жизненных испытаниях проявляется истинная сущность людей. Они наполнены глубоким смыслом, держат читателя в постоянном напряжении, но при этом читаются легко и увлекательно. После знакомства с текстами начинаешь совсем по-другому смотреть на собственные жизненные обстоятельства, задумываешься об истинных ценностях. Александр, ты заядлый охотник и собаковод, начни читать цикл повестей о собаках: «Зов предков», «Белый клык» , «Джерри-островитянин», «Майкл, брат Джерри». Посмотришь, как изменятся ваши отношения с Ураганом и Диком, которых ты и без того любишь. Ты станешь больше доверять своим четвероногим питомцам, обретешь в них надежных друзей. Не сомневайся, такова сила хорошей книги, она способна изменить во многом, если не саму жизнь, то отношение к ней.
 
Юленька, рассказывала ли ты своим дочерям о том, как я на уроке литературы изъяла у тебя из-под парты « Алые паруса» Грина? Ты, прилежная ученица, отличница, так была увлечена феерией любви Грея и необыкновенной мечтательницы Ассоль, что не смогла прервать чтение, да и бесценную книгу–то дали на пару дней. Прости меня, родная, если б я знала, что под партой Грин, а не какой-нибудь учебник, по которому не готово д/з… Я , уверена, твоя старшенькая тоже читает на уроке с телефона, жаль только, что какие-нибудь « Бумажные города» или « Виноватые звезды» Джона Грина, где сложно понять мотивы поступков героев, например Марго, которая оставляет записки для Кью. Зато восхищает в повествовании преданность его друзей, конечно, разочаровывает правдивый (по сюжету) конец: любви нет, все происходящее — опасный розыгрыш взбалмошной и эгоистичной героини. Я рекомендовала бы прочесть вам вместе с Аней «Пока я жива» Дженни Дауэнхем. Об этом произведении сейчас много шумят. Она все равно прочтет о шестнадцатилетней Тесс, дни которой сочтены, и поэтому, героине хочется многое успеть и испытать. Подростки, которые не вдумываясь, прочитают книгу узнают лишь о беспорядочных половых связях, наркотиках, о том, к чему приводит непослушание, о рисковом безрассудстве. Но в таком возрасте пора учиться принимать самостоятельные мужественные решения и нести за них ответственность, именно этому учит книга, и кто, как не мама, в совместном прочтении может расставить правильные акцента и определить приоритеты.Там есть над чем поразмышлять, кроме лежащего на поверхности сюжета, у вас будет значимый повод для общения и неназидательного воспитательного момента.
 
Золотой мой мальчик, Димочка, тебе я расскажу о тоненьких книжках моего детства, которые выпускались в издательстве «Малыш» и «Детская Литература». Серия «Мои первые книжки» печаталась на простенькой серой бумаге, но зато в ней были цветные иллюстрации, что являлось во времена моего безоблачного детства редкостью.
 
Сначала бабушка по слогам мне читала и на память рассказывала стихи Агнии Барто, народные сказки. Подрастая, я читала бабушке сначала тоже по слогам и с горючими слезами букварь, а затем легко и озорно озвучивала по ролям сказку Алексея Толстого «Золотой ключик или Приключения Буратино» об озорном мальчике, созданном папой Карло из сухого полена и его друзьях. Помню, герои сказки так захватили мое воображение, что я выпросила у соседки-чертежницы копировальную бумагу и перевела все картинки в альбом. Раскрашивала их детвора всей улицы: мальчики – Пиннокио и Карабаса; девочки – Мальвину. Позже проснулась любовь к рассказам о природе: Евгений Чарушин, Михаил Пришвин, Виталий Бианки, Константин Паустовский – вот творцы из моего детства, их книги можно читать одну за другой.
 
Мне сильно повезло: детство совпало с расцветом русской детской литературы, в которой незамысловатым языком рассказывалось о серьезных вещах, например, у Владимира Маяковского «Что такое хорошо и что такое плохо?». В подростковом возрасте я получала эмоциональное удовольствие не только от сюжетных линия и самобытных героев, но и от самого стиля авторского изложения. Синтаксические средства художественной выразительности, точное употребление эпитетов, широкое использование метафор, парцелляций и других тропов, о которых я тогда еще ничего не знала, писатели широко использовали, включая их в свои пейзажные зарисовки- описания, размышления персонажей произведений. Современная литература, в основном, имеет менее богатый словарный состав и не использует в своем арсенале даже части возможностей нашего изумительного, богатейшего языка. Поэтому, прошу вас, мои золотые, читать и добротную литературу моего золотого детства.
 
Надеюсь, я не слишком вас утомила своими словоизлияниями. До свидания. С глубокой любовью ваша бабушка Лариса.

Отставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *